Рай в отдельно взятом селе

1.

Разве можно отказать хорошему, трудолюбивому человеку в праве на труд, когда он страстно желает, чтобы ему платили значительно меньше? Наверное, этот человек любит работу, обожает трудиться, притом, подальше от семьи и дома, чтобы можно было делать работу без выходных и не менее 16 часов в день. И лишь тогда сердце его смеется, а душа радуется.

Поток веселых людей, приезжающих с далеких-далеких строек, заводов, частных хозяйств устремляется в это прекрасное место. Они едут домой, уставшие и довольные из самых разных уголков нашего континента, где, как пчелы, собирающие мед, они долгие месяцы собирали кое-что другое. И многим удалось собрать нечто действительно стоящее. Что бережно хранится за пазухой или заботливо и заблаговременно передано близким через других возвращающихся. Некоторым не удалось собрать ничего. Но о них что говорить!

Поддельные документы для удачливых – пустяк. Они, эти добропорядочные отцы многочисленных детей, эти верные жены, хранительницы домашнего очага, легко переходят границы, словно их никогда не существовало. Невидимые для вездесущего ока закона они пересекают одну страну за другой, открытые для любых трудовых предложений. Законодательные ограничения для них сущая чепуха.

Кто при здравом уме и трезвой памяти откажется от их услуг? Ведь они словно сироты готовы жить на своем рабочем месте. К тому же, эти замечательные люди наверняка не знают усталости. Они будто вылеплены из другого теста! Их хлебом не корми, а только дай им фантастически дешево, качественно и к сроку выполнить любое дело.


2.

Как важно для всех нас, чтобы  таких работников всегда было вдоволь. Ведь у этих удивительных людей дети растут совершенно самостоятельно. Спокойно и без треволнений достигают рабочего возраста, нисколько не обременяя ни государство, ни родителей. И в 16 лет многие из них уже отправляются в свои первые трудовые путешествия. Хоть юность и легкомысленна, но эти удивительные люди даже в столь нежном возрасте готовы проявить достойные восхищения опыт, усердие и готовность обучаться любому делу. Мастера на все руки, не обделенные многочисленными талантами, они редко остаются в чужой стране насовсем, избавляя и миграционные службы от излишних хлопот. 

 

3.

Скорее всего, вероятнее всего, вы узнали это место. Вам пришло на ум некое идиллическое селение, расположившееся среди гор нашей страны.

И вы уже думали о том, чтобы поехать туда. Вы точно хотели бы хоть раз, если ещё этого не делали, поднять взгляд на череду уходящих вдаль вершин. В конце концов, оказаться в окружении гор, промелькнуть тут на лыжах или же летом провести незабываемые прохладные дни, отправиться, например, на лесную прогулку в сельских окрестностях, станцевать какой-нибудь танец в местном баре.

И наконец-то вам удалось сюда добраться. Даже более того, вы тут родились, вы живете тут.

 

4.

Где-то рядом с этими чудесными местами проворные и разумные люди расторопно разрушили фабрику. Им даже удалось разрушить множество фабрик, маленьких и средней величины заводов, детских садов. Хотя некоторые фабрики, заводы и детские сады тут только  должны были быть построены. Их здесь всегда не хватало, и никогда не хватало на всех.

Фабрика в наших краях обычно не выглядит так, словно она – часть ландшафта.

Ландшафт отлично обошелся без фабрики, как и без всех прочих мест, где можно было бы найти для себя хоть какую-то, пусть совершенно ничего не стоящую работу.


5.

Но он не обошелся без уютных новых домиков с пестрой черепицей, словно ты в Европе, в которых живут хорошие и трудолюбивые люди. В которых живу и я, и мои родственники и родня моих родственников, доставшаяся по рождению и нажитая по дружбе и так далее, достигая, таким образом, населения в 4 000 человек.

Меня зовут Нина. Мне 24 года. У меня двое детей.

Новый красивый трехэтажный дом, новые, красивые вещи, новая крепкая импортная мебель, хороший надежный телевизор, похожий по своим выдающимся качествам на соседский, новые одеяла, новая коляска для малыша, телефон и автомобиль, желательно иномарка, принадлежат нам и только нам.

И ещё мне принадлежит добрый работящий муж, а я принадлежу ему. Мы принадлежим друг другу ровно два месяца в году, и мы счастливы вместе. Так что нам скучать не приходится. Ровно два месяца, четыре раза по две недели. А это немалый срок, ведь мы успеваем за это время создать столько планов на будущее, да ещё и сколько всего сделать для настоящего! Если, конечно, муж вернется с заработков. А если я в нем не ошиблась, он вернется обязательно. Они почти все возвращаются, кроме тех, кто не возвращается никогда. А если вернулся, то обязательно опять уедешь, и хорошо, что в нашем распоряжении целых две недели неразлучной семейной жизни. Что может быть важнее семьи? 

 

6.

Нине радостно просыпаться и засыпать на широкой уютной кровати, заказанной мужем из западной страны. Ей нравится начищенный до блеска паркет в гостиной, ей доставляют немалое удовольствие сияющие сервизы, украшающие полки самой современной кухни. Но все это успевает ей нравиться только в свободное время. Обычно в воскресные дни, когда работать страшный грех. Тут уж она и дети целый день проводят в кровати! Да! воскресение терять не стоит, нужно обязательно насладиться этим совершенно свободным днем дома, – особенно потому, что ещё пройдет несколько лет, дети пойдут в школу, и Нина сядет в автобус, увозящий столь добропорядочных людей в далекую страну, где их ждут с распростертыми объятиями. Ведь они все души не чают в работе.

Нина привыкла и любит смотреть за домашними животными, экономно и тщательно вести хозяйство, приглядывать за детьми, ухаживать за старыми родителями, а сад у Нины самый лучший на улице, просто загляденье. И лишь некоторые недоброжелательно говорят, что она не такая уж и хозяйственная, что сад лучше у её снохи, – но скажем правду, у снохи сад значительно хуже, там даже розы не цветут. Какое там лучше.